Вставка ЛВставка Ц

 
 
 

В НЬЮ-ЙОРКЕ ЖИВУТ НЬЮЙОРКЦЫ

 
 
 
 
 

детская площадкапарадбелкаирландцы

 
 
 

Ни для кого не секрет, что существует не менее двух точек зрения у граждан и у властей на все случаи жизни. Не составляет исключения и ситуация по разным бытовым и не бытовым вопросам в Нью-Йорке, в частности на Манхэттене. Естественно, что это обостряется и представлением ньюйоркцев о себе, как о жителях особого города Америки, а может и не только. Утверждения о Большом Яблоке, как о столице мира, частенько мелькают в Интернете. Здесь это довольно заметно.

 
 

НЬЮ-ЙОРК И ОКРЕСТНОСТИ

 
 

Нью-Йорк, Манхэттен, даже Большое яблоко – это город. Все остальное: Бруклин, Брайтон, Квинс, Статен-Айленд в лучшем случае пригород, и обитатели этих мест никак не ньюйоркцы. Это где-то в штате. Нет, это не официально, но это реально. Город – это его жители, а они имеют свои представления о настоящем.



Перекресток



Садясь в такси, настоящий горожанин укажет угол авеню и стрит, больше водителю знать не полагается. Здесь каждый знает, что East River река для туристов и гостей, для остальных это водная территория между Манхэттеном и Квинсом, Бруклином и Рузвельт Исланд.

 

 

 

 



Нет, вы только послушайте, какая наглость, они еще и обижаются, когда им указывают правильный адрес. Кто же не знает, что Hew-stin расположена в Чикаго, у нас How-stin.



Для настоящего ньюйоркца приличные люди живут на Манхэттене, в Чикаго, Майами или Лос-Анджелесе, в других местах – разве что провинциалы.



У настоящих манхэттенцев вызывает смех, когда представители из from upstate и bridge and tunnel people величают себя ньюйоркцами. И только чудаки, не знающие кто такие ньюйоркцы, постоянно сорят словами "извините", "пожалуйста", "спасибо" налево и направо.



Спросите манхэттенца, бывал ли он у Статуи Свободы, минимум, 50% ответит, что нет, то же касается и Эмпайер Стеийтс Билдинг. Зато вам объяснят, что Центральный парк образец дикой природы



У ньюйоркцев масса возможностей для совершения географических открытий, вроде, посещения Гарлема, Южного Бронкса и даже Бруклина, где многие никогда не бывали



Здесь есть много людей с энциклопедическим образованием – они же знают все о Нью-Йорке, поэтому у них слезы в глазах, когда рассказывают о временах, когда на Times Square нужно было уклоняться от проезжающих машин, бояться преступников и можно было заглянуть в публичный дом на выбор через каждый десяток метров. При этом можете быть уверены, что не каждый из них точно укажет границы и место США на карте мира.



 
 

ТРАДИЦИИ МАНХЭТТЕНЦЕВ

 
 

Каждый ньюйоркец горячий патриот своего города и штата: он не прощает мэру Блумбергу поездок на Бермуды, представьте себе, во время парада греческой общины Нью-Йорка.

Настоящий житель города никогда не справляется по карте, по крайней мере, на виду у прохожих. Нельзя же указывать предприимчивым парням, что вы объект для лохотрона.



Ньюйоркцы уважают свою прессу, как источник горячих новостей. Они даже знают, где размещены самые свежие новости, достойные внимания по утрам – The New York Times и New York Post, все остальное, вроде USA Today и тому подобное, вещь для провинциалов, его читать неприлично. Только настоящий ньюйоркец знает, как сложить The New York Times, чтобы все прочесть и никому не мешать в метро, где считается за счастье, если вам не наступают на носки



Ньюйоркцы любят и ценят личную свободу настолько, что, если вы будете лежать на тротуаре с сердечным приступом, вас обойдут, но к вам не подойдут, пока вы не позовете, вот, после этого – с улыбкой и в очередь.



Если вы ньюйоркец, то должны знать, как прилично одеваться. Нечего обижаться, когда вас спрашивают, не из Бронкса ли вы. Кто заставлял напяливать красное платье? У нас в почете черный цвет.



Сувениры предмет внимания, их покупают все, но никто не демонстрирует прохожим. Это же смешно, когда приличный манхэттенец тащит пакет с надписями и этикетками.



Помнят ньюйоркцы и местные обычаи – в гости ходят только по праздникам, это приятно хозяевам. В это время гостей уважают



Настоящий манхэттенец гурман: он сумеет отличить любой вид пиццы от Ray's Pizzas.



Тот не ньюйоркец, кто отправится в кафэ или ресторан за фастфудом. С какой стати платить дороже за то, что имеет настоящую цену и продается под рукой на каждом шагу на тротуаре



Вы удивитесь, но манхэттенец щедрый человек, он совершенно спокойно швыряет на стойку бара $5 за пиво, приобретенное за $0,28. Статус обязывает. Этот чудак совсем не понимает куда попал, вон как выпячивает свой мобильник. Здесь мобильники не носят, в них постоянно что-то ищут. То, что там искать нечего, не знают провинциалы.



И что это за манхэттенец, который в ресторане раньше 8-и. Есть до 9-и неприлично, а уж пить спиртное положено к 11-ти.



Настоящий манхэттенец или ньюйоркец, что одно и то же, никогда не ездит на своем автомобиле в городе. Он одет с иголочки, но едет в метро, автобусе, идет пешком, скорее, почти бегом, постоянно убегая от кого-то, даже если перед ним вся вселенная.



Манхэттенец знает – светофор предназначен для туристов и провинциалов. В городе есть только ньюйоркцы, все остальное, вроде бешено сигналящего такси, существует для обслуживания и не достойно внимания в иное время.



Настоящие ньюйоркцы любят животных: они даже конкурс снимков самой страшной крысы в метро проводят.



Житель города знает, что туалет необходим, но он расположен в кафе, магазине, библиотеке, и никак не в парке или другом подобном месте. Спрашивать о нем неприлично.



Столкнувшись с кем-то, манхэттенец автоматически схватится за карман и улыбнется – кошелек на месте.

 
 

МАНХЭТТЕНЦЫ НЕ ЛИНГВИСТЫ, НО…

 
 

Местный жаргон – вещь не только интересная, но и практически необходимая. Услышав от «чернявого» I'm a snuff you следует понимать I’m gonna punch you (дело-табак, сейчас вам влепят) включайте ваши ноги. She got a gas face (она строит глазки) – девушкам пора убираться подальше. Так отзываются только о доступных. Зато It's the ball! Вещь приятная, бояться нечего все Окей. Есть здесь и свои местные названия территорий вроде Sha-Lin (Ша-Лин) это– Brooklyn. The Hill (Хилл) все знают это Staten Island. Boogie Down, каждому понятно это Бронкс.Strong Island (Сильный остров) это Лонг-Айленд. Up North (На север) Это неприятно, но во всем мире имеются свои тюрьмы.



У ньюйоркцев часто развиты мультилингвистические способности: они умеют ругаться матом на языке собеседников, часто без акцента.

 
 

ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ ПО-МАНХЭТТЕНСКИ

 
 

Настоящие ньюйоркцы истинные интернационалисты: они едины в своей ненависти к мусульманам. При этом – у них консьерж русский, курьер индус, продавец овощей кореец, уборщица китаянка, смотритель итальянец, стоящий парикмахер ирландец, хозяин ресторана грек, водитель пакистанец, продавец очков синегалец, газетчик египтянин.



Кстати, черные не против жить отдельно, а белые отвечают им взаимностью. Только русские и здесь оригиналы. Черные относятся к ним несколько терпимее. Зато русские непреклонны в стремлении не видеть черных, ни под каким видом. Впрочем, китайцев, азиатов, индусов, европейцев, мусульман тоже.



Манхэттенец презирает профсоюзы, но с завистью смотрит на членов этой организации и не прочь иметь профсоюзные льготы.



Все ньюйоркцы едины в своем возмущении, когда общественные опросы и туристы признают их за грубиянов. А властям не возражают, когда те заявляют, что ньюйоркцы живут на 2 года дольше остальных американцев.

 
 

МЕСТНИЧЕСТВО В МАНХЭТТЕНЕ

 
 

Русский ньюйоркец, бывают и такие, обязательно презирает всех русских, живших ранее не в столице СССР, немножко снисходительнее выделяет жителей бывших столиц союзных республик. А русский старожил в Нью-Йорке свысока смотрит на бывших соотечественников ньюйоркцев и испытывает оскомину при встрече с земляками, обосновавшимися в Европе. Но все русские ньюйоркцы едины в своем антисемитизме. В ответ бывшие советские евреи слегка недолюбливают русских соседей



Мы не претендуем на исчерпывающий характер нашего мини портрета. Время вносит свои коррективы. Копите свои наблюдения.

 

Эмблемка

 

 

 

 

 

 

 

 

Лупа