Вставка ЛВставка Ц

 
 
 
 

БРАЙТОН БИЧ

 
 
 
 

Адрес:Брайтон Бич(Brighton Beach )


Расположена:Бруклин Нью-Йорк(Brooklyn, NY)

Карта

 
 

Известный всем микрорайон Бруклина (Brighton Beach) Брайтон Бич расположен у океана вдоль Настила Ригельманна, сегодня больше известного как Бродвок.


 
 
Бродвок
 
 

И, если вы стоите на настиле лицом к району Брайтон Бич, то слева у вас окажется(Ocean Parkway) Авеню Океанского паркового пути, перед вами (Neptune Avenue) Нептун-Авенюи, справа (Corbin Place) Корбин-Плейс, а за спиной океан. И, соответственно, границы с(Koni-Alend) Кони-Айленд, (Gravesend) Грейвсенд, (Manhattan Beach) Манхэттен-Бич и океаном. Отсюда по пятнадцати Стрит можно пересечь Бич поперек и через два блока выйти на саму Брайтон Бич, поделившуюся именем со всем районом. Бич же – не что иное, как пляж, так раньше ньюйоркцы его представляли. Когда-то это был курортный район с не очень изысканными застройками, но с приличной курортной зоной, привлекавшей достаточный поток отдыхающих, окруженный проживающей там беднотой. Великая депрессия 30-х годов нанесла ему непоправимый удар, превратив в район для бедноты. По некоторым источникам евреи его присмотрели еще с конца 19 века, когда сюда устремился жаждущий еврейский люд в основном из Украины, Литвы и Белоруссии, к ним подключились недобитые остатки Белой Гвардии, добравшиеся до Америки. После 1945 г. его облюбовали жертвы холокоста, именно их почему-то принято считать первой волной еврейских переселенцев из Европы, которых привлекала дешевизна и наличие метро, связывавшее с Манхэттеном, где можно было работать.


 
 
Остановка
 
 

Главной артерией района является Брайтон Бич, почти полностью расположенная вдоль эстакады метро, грохочущей круглосуточно с интервалом в 15 минут. Но это не мешает ей быть сердцем популярного района, куда стекаются за новостями, товарами и развлечениями не только жители, а и многочисленные туристы.


 
 
Брайтон Бич
 
 

Вторая волна переселенцев приходится на 70-е годы 20 века, когда в Америку хлынули выходцы из СССР. Они-то и определили славу Брайтон Бич, как русского района в Нью-Йорке. Их привлекали те же причины, что и первую волну, может, еще и наличие соплеменников в этом месте. Количество новых эмигрантов было большое, по некоторым отзывам свыше 350 тысяч. Расположились они в основном вдоль Брайтон Бич на территории 13 блоков и прилегающих к ним 15-и улиц. Новые поселенцы представляли собой активное население, со своими традициями и представлениями о проживании на новом мете.


 
 
Вид
 
 

Главная часть из них оказалась выходцами из Одессы, Кишинева и других южных и западных областей бывшего СССР. Судя по тому, что принесли с собой эти эмигранты, традиции Одессы в их образе жизни преобладали. Они сейчас утверждают, что их давила бедность и новые обстоятельства, к которым они не сразу приспособились. Фактически же они повторили традиционный путь всех эмигрантов, прибывающих на территорию СЩА.


 
 
Вывески
 
 

Рассказы самих представителей населения Брайтон-Бич этой волны говорят, что с ними пришли: мелкое воровство, часто со взломами, грабежи, жульническая торговля нефтепродуктами, валютные махинации, торговля наркотиками, подделка денег. Это же отмечала и полиция, хотя считается, что она не имела веских доказательств. Был даже образован особый отдел в полиции, призванный бороться с такими преступлениями. Затем ФБР вскрыто самое большое за последнее время ($ 7,5 мллд.) отмывание денег через Bank of New York. Не обошлось и без борьбы преступных группировок. Прославились Евсей Агрон, Борис Найфельд, Балагула, Моня Эльсон, Иванько (Япончик) с организованными ими группами, которые повели борьбу за передел территорий, не останавливаясь перед физическим устранением конкурентов. Будучи одесситами, кишиневцами по рождению, делали это по старым одесским традициям, с уничтожением целых семей. Это наводило ужас на правившие бал до той поры местные группы афроамериканцев и латинос, которые быстро оставили насиженные места и прекратили столкновения с пришельцами.


 
 
Вид
 
 

Но в целом район оставался не богатым. Хотя появились многочисленные кафе, бары и рестораны, гастрономы, лавочки и универмаги. Все это имело в основном неприглядные, на привычный одесский манер, русскоязычные вывески и обслуживание русскоговорящим персоналом с низким уровнем культуры обслуживания. Вообще для эмиграции этой волны было характерно сохранение традиций и пренебрежение к местному языку. Даже выработался характерный слэнг, названный Рунглиш, на котором и сегодня говорят старожилы этой волны. Но район стал славиться и русской кухней и качественными овощами и дешевыми подделками вещей известных брендов. Практически возрождались одесские традиции, принесенные выходцами из известного в Союзе города. Даже Брайтон-Бич получил название Малая Одесса у моря. Согласно поправке Джексона Веника представители эмиграции данной волны пользовались особыми привилегиями, предоставляемыми политическим беженцам, статус которых могли получать очень легко, сделав заявление об этом. Старушки на Брайтон-Бич и сейчас чувствуют себя довольно уютно, получая льготы. Хотя среди эмигрантов имеется достаточно украинцев, грузин и армян, район считается еврейским, которых здесь все равно считаю русскими.


 
 
Вид
 
 

Район сохранял этническое своеобразие: кроме русских ресторанов, кафе, концертных залов появились просветительные и культурные центры русскоязычной общины, радиостанции и газеты, дошкольные учреждения и школы, центры досуга и русский сервис, уровень которого постепенно осваивает местные стандарты.


 
 
Бродвок
 
 
 
 
Здания
 
 
 
 
Брайтон Бич
 
 
 
 
Вечером
 
 
 
 
Прогулка
 
 

Новый облик Брайтон-Бич приобрел после 91 года, когда хлынула эмиграция третьей волны, принесшая с собой приличные валютные средства, выстроившая у берега новый микрорайон Oceаna. Вдоль пляжа появились многочисленные кафе и рестораны с летними террасами, имеющими непосредственный выход на пляж. Сам пляж благоустроен с бесплатными туалетами и приспособлениями, где можно отмыться от песка и грязи. У берега возник театр «Миллениум», пользующийся популярностью у знаменитостей всех стран, которые стремятся выступить на его подмостках и завоевать престижное признание здешней публики. Но сегодня Брайтон-Бич снова теряет свою притягательность для эмигрантов. Молодое поколение подросло, получило местное образование, овладело языком и ему стали не подходить здешние традиции. Сказалось и имущественное расслоение, которое многих увело в Манхэттен и иные места. Брайтон-Бич постарел, поотстал от моды, затих в спокойствии преклонного возраста, порождая у туристов, особенно молодежи, представление об ушедшем в небытие СССР. Сегодня он вызывает ностальгию у выросших здесь и любопытство американцев, Да и прирост эмигрантов хоть и убывает, но не прекращается. А Брайтон-Бич матереет, состояние увеличивается, авторитет растет. В традициях Нью-Йорка перемалывать и американизировать национальные анклавы со временем. Первые признаки этого уже появились: жители Нью-Йорка, не из волн русской эмиграции, уже начинают потихоньку приобретать квартиры на Брайтон-Бич, цены на жилье значительно поднялись, агентства по недвижимости говорят о растущих инвестициях в него. Похоже, джентрификация и сюда тропинку проложила.


Но новое население Брайтона крепко держится за традиции вывезенные из бывшей пересадочной площадки на пути на «родину». Посиделки в ресторанах и кафе, домино, шахматы, иногда и карты на лавочках в давно сложившихся компаниях, отчаянный торг с уличными продавцами, раки и пивко в бане, не без добавления беленькой, выдерживаются стойко.


Сегодняшний Брайтон Бич через фотообъектив с YouTube.com.

 
 
 
 

Эмблемка

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лупа